Одесский юмор.  Еврейский анекдот.

                                 назад   часть 3

 — Фира, представляешь, этот подлец меня бросил, и я осталась одна с мужем.


— Я вчера за вечер сожгла 1000 килокалорий. — Ой, Роза, я тоже хочу! Диктуй – я запишу, как! — А шо тут диктовать? Поставила курочку в духовку и забыла.


— Шо ты, Изя, ходишь тут с пересоленным лицом? Шото случилось? — Таки да: Роза нашла на моей сорочке след от губной помады… — Это гембель! — Таки ещё какой… Третий день ходит за мной: «Хочу такую же!»


   У моей Сарочки идеальный слух. Она даже слышит, как на мою карточку приходят деньги.


— Розочка, я понял, что мне таки пора что-то менять в жизни! — И шо теперь? Ты сядешь на телевизор и станешь смотреть на диван?


   Маленький Изя сидит на скамеечке и ест конфеты из большого пакета. К нему подходит добрый дяденька и говорит: — Мальчик, а ты знаешь, что конфеты есть вредно. Потолстеешь и зубы желтые будут. — А мой дедушка дожил до 106 лет. — И что, он каждый день ел конфеты? — Нет, он не лез не в свое дело.


    На свидании Рабинович спрашивает Сару: — Ты, наверное, любишь рисовать? — Да, Яша, а как ты узнал? — По бровям видно!


— Маня, вы знаете, шо тaкое этикет? — Шо? — Этикет — это когда думаешь: «Чтоб ты сдох!», а говоришь: «Добрый день!»


- Ой, София Марковна, вы такая умная женщина! — Я не умная — я опытная. Была бы умной — не была бы такой опытной.


- Иосиф Моисеевич, я таки слышала, что у вас родилась внучка! Наверняка похожа на свою бабушку — Сару Самуиловну? — Шо вам сказать? Начнет разговаривать — тогда посмотрим.


   Одесса. Один сосед говорит другому: — Лева, я восхищен вашими чувствами! Вы с Софой вместе живете уже 30 лет и, тем не менее, гуляя по городу, всегда держитесь за руку! — Сема, если я ее отпущу, она обязательно что—нибудь купит.


- Роза Марковна, а шо это у Вас на ногах такие кривые пальцы? — Из-за убеждений… — Каких убеждений? — Я убеждена, шо у меня 35-й размер ноги.


- Роза, хотите пойти со мной в музэй? — Яша, вы шо, слово «рэсторан» не выговариваете?


   Предел лаконизма. В Одессе умирает еврей. Близкие шлют телеграмму в Израиль: «Изя всё». Вскоре приходит ответная телеграмма: «Ой».


- Ребе, кажется, вы с Сарой в ссоре? — Нет, ну ты таки скажи мне, Фима… Как я мог испортить ей день рождения, если я даже не помню, когда он у нее?


- Ничего я не толстая! Мне Иосик говорит, что у меня идеальная фигура. — Сара, он математик, для него идеальная фигура — шар!


   Когда в Одессе говорят: «Ну, не буду вам мешать...» — означает, шо помогать вам никто не собирается.


   Одесса. Разговор по телефону: — Привет, Сема! Ты где? — Географически или экономически?


- Роза Марковна, за шо Вы сейчас мечтаете больше всего? — Больше всего я мечтаю за платье… — За новое платье? — Нет, не за новое – за влезть в старое…


Одно из преимуществ зрелого возраста, Циля Моисеевна, заключается в том, шо тебе с каждым годом всё больше и больше плевать на мнение окружающих…


- Роза, ты снова решила связать себя брачными узами? — Да какие там узы?! Так, узелок на память…


- Фаечка, я решил стать вегетарианцем… — Изя, ты и раньше был козлом!


- Доктор, ну шо у меня? — Да, Марк Семёнович, вот тут на снимке мы нашли у Вас какое-то образование… — Шо значит какое-то?! Не какое-то, а юридическое!


- Фима, мои соболезнования, дорогой! Говорят, у тебя тёща умерла? Боже, какая была женщина! Наверное, с сердцем шо-нибудь? — Нет. Подавилась, таки, бутербродом с чёрной икрой. Когда французский коньяк закусывала… — Шо Вы говорите… Какая красивая смерть!


- Семён Маркович, что же всё-таки толкнуло Вас на ограбление ювелирного магазина? — Да вот, на витрине было написано: «Господа, не упустите свой шанс!»


- Ребе, а шо такое утечка мозгов? — В твоём случае, Сёма, это насморк.


   Встречаются два еврея. Один спрашивает: — Слушай, Сема, ты знаешь, кто был по национальности Мао Цзе Дун? — Не может быть…


   Основные темы в КВНе — политика, шоу-бизнес, телевидение… — А евреи? — Я же сказал — политика, шоу-бизнес, телевидение…


- А вы знаете, что жизнь на Земле зародилась в Одессе? — Как в Одессе? — Ну так! «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…» И где это, по-вашему, было, в Воронеже?!


   Турист в Одессе. — Сколько жителей в вашем городе? — Миллион. — А сколько евреев? — Вы что- глухой??


   Идет по улице старый еврей и видит выставленные в витрине часы. Он заходит в помещение и видит другого старого еврея, сидящего за рабочим столом. — Скажите, у вас можно отремонтировать часы? — Нет. Мы часы не ремонтируем. — А что же вы делаете? — Мы делаем обрезание. — А почему же у вас в витрине выставлены часы? — А что бы вы хотели, чтобы мы выставили?


— Рабинович, за что вы попали в тюрьму? — За взятку. — А за что вас так быстро выпустили? — А как вы думаете?! . .


— Изя, ну почему Вы не хотите жениться на Софочке? Подумаешь — немножко косая… — Ничего себе немножко! Она когда плачет, у нее слезы по спине крест-на-крест текут!


   Хаим с Натаном возвращаются домой поздно вечером. Вдалеке они замечают двух подозрительных типов. — Знаешь что,- говорит Хаим,- давай перейдем на другую сторону, их-таки двое, а мы одни.


— Сарочка, а что, Абрамчик умер? — Умер. — То-то я смотрю его хоронят.


Родители назвали сына Изяславом, а он, собака, этим очень выгодно пользовался. Где-то Славой представится, а где-то Изей…


— Сара, кто это Вам так подбил глаз? — Мой Абрам, кто же еще!.. — А мы думали, что он в командировке. — Я тоже так думала.


– Наш Моня Рабинович таки поменял пол! – Уй! Говорят, такие операции стоят бешеных денег! – Да ну шо вы! Шо такое сто квадратов паркета при его-то деньгах?..


- Моня, давай выпьем за тех, кого с нами нет... — Ага, Изя, и таки побыстрее... пока их нет!


Надпись на заборе в Одессе: «Стучите громче — во дворе глухая собака».


— Скажите, здесь живёт Лейбович? — Нет! Он здесь мучается!


— Наумчик, я слышал, что ты женился… — Да, Соломон Маркович, три недели назад. — Тебя ещё можно поздравить?..


— Тебе пять или шесть ложечек сахару?.. — Три, но шоб я видел


— Сёма, посмотрите на эти мозолистые руки! Этот человек совсем не хочет работать головой!


- Шлема, почему ты такой грустный? — Моя Софа с детьми уезжает к морю на целых три недели! — Шо-то я тебя не понимаю… — Так, если я не буду грустным, она же передумает.


— Моя Фира вечно ноет: «Мине нечего носить, мине нечего носить!» — Ой, Боря! Я тебя умоляю! Дай ей мешок картошки, и пускай себе носит!


   Еврей приходит на корабль устраиваться матросом. Ему показывают членов экипажа: — Это боцман, это штурман, это мичман… — Ба! Да тут же все свои! Моя фамилия Кацман! — Абгам, вот тебе деньги, сходи купи кегосину. — Зачем нам кегосин? — А вдруг война, отключат свет и, шо ты таки будешь сидеть как поц без света? Вечером, Абрам вваливается пьяный. Сара: — Ты где был?!!! Где кегосин?!!! — Ай, Сага, не начинай! По доооге встгетил Ивана, он сказал, шо войны не будет ну, мы с ним за эту аадость пошли и таки выпили. — Абгам! Ты таки конченный поц! Ивану шо?! Начнется война, он взял винтовку и пошел воевать, а ты, как последний идиёт всю войну будешь сидеть без света!!!


   Встречаются два старых одесских еврея на улице. — Фима! Как твои дела? — Да плохо, Боря! — Что, такое, что случилось? — Вчера был в поликлинике, представляешь, давление 120 на 80, и пульс 60. — Да ты что. Так ведь и должно быть! — Понимаешь, молодая, красивая, врачиха берет меня заруку. А у меня ни давление, ни пульс, не поднимаются!


— Вы знаете, Сёма, доктору удалось вылечить меня от склероза. Он просто волшебник, Сёма! Я вам его очень рекомендую. — Спасибо, Хаим, но как зовут вашего доктора? — Как зовут?.. Хм, как зовут… Э-э… Как называется цветок, красный цветок с шипами? — Роза. — Да-да, вот именно, Роза!.. Роза, золотце, — обращается Сёма к своей супруге, — а как зовут моего доктора?


   Еврей пишет из Италии знакомому: — Посетил музей и попросил сфотографировать себя рядом с Аполлоном. Тот, который голый, но необрезанный — это Аполлон.


— Сара, вы мне так нравитесь! Давайте встретимся завтра. — Шо вы такое говорите! Я же замужняя женщина! Давайте сегодня…


— Сема! Представь себе, я, наконец—таки послала свое фото в клуб одиноких сердец. — Ну, так шо они тебе ответили? — Они прислали ее обратно. Написали, шо они не настолько одиноки.


— Кто самые-самые оптимисты в мире? — Евреи… они еще не знают, до какого размера это вырастет, а уже обрезают…


Абрам с Сарой едут в трамвае. К ним подходит кондуктор. Абрам у него спрашивает: — Скажите, а депутаты платят за проезд? — Нет, что вы, — отвечает кондуктор и удаляется. Сара спрашивает: — Абраша, с каких пор ты депутатом заделался? — Я? Что, нельзя уже и спросить?


— Алло, позовите, пожалyйста, Абpамовича. — Его нет. — Он на pаботе? — Hет. — Он в командиpовке? — Hет. — Он в отпyске? — Hет. — Я вас пpавильно поняла? — Да.


   В адвокатскую компанию «Рабинович—Фишман—Вайсберг—Либман—Кац и Суходрищев» заглянул мужчина. Категорически требует, чтобы его дело взял исключительно Суходрищев!!!

— А почему не кто—нибудь из остальных компаньонов компании? изумлённо спрашивает секретарь.

— Вы знаете, говорит мужик, я как—то больше доверяю деловой хватке человека, сумевшего пролезть в ТАКУЮ «тесную» компанию…


— Роза, ви любите музыку? — Обожаю! — Тогда шо будем слушать? — Ой, Сёма, очень таки хочется уже Мендельсона!


   Две дамы забираются в битком набитый трамвай. - Сара, тебе есть на чем сидеть? - Есть. - Так шо ты стоишь? - Мест нет.


— Моня, тебе повестка! — Я же уже отслужил! — Ну, отслужил – это еще не все!!! А теперь еще и отсидишь!!!


— Сара, ты только шо проехала таки на красный! — Изя, дыши носом, не надо мине тошнить на нервы за такие мелочи, баламут комнатный. Я даже своими ушами видела — ну не такой уж он был и красный…


Циля была такой толстой, что во время прослушивания волнующей музыки мурашки, бегущие по её телу, умирали от усталости уже на первом круге…


Одесса… Объявление на газетном киоске: «Ушла на обед. Буду, когда вернусь»


Одесса. Табличка в туалете: «Уважаемые! Не вставайте ногами на унитаз! Есть много других способов быть на высоте! Администрация»


В армии солдаты роют окопы. — Рабинович! Зачем копать так глубоко? Вы же не увидите неприятеля! — А вы думаете-мне так интересно на него смотреть?


— Многих радиослушателей-мужчин… волнует вопрос: “Стоит ли признаваться жене в измене?»… Сегодня в прямом эфире на эту тему выскажется главный травматолог Одессы.


— Циля, у тебя хоть капля совести есть?! — Есть, Моня… Тебе шо, таки, накапать?


— Мадам Шендерович, Ваши достоинства и недостатки? Вкратце. — Мыслю правильно! Но вслух…


— Яша, можешь меня поздравить. Я шесть раз проехала на красный сигнал светофора, и меня таки ни разу не оштрафовали! Так вот, я немного добавила, и на сэкономленные деньги купила себе прелестное платьице!


   Водитель женщине, едва не угодившей под колеса его автомобиля: — Женщина, шо вы ходите по Одессе, как корова по Индии!


   Соломон Маркович, как дела у вашего сына в школе? — Уже лучше… Но пока ещё хожу на родительские собрания под чужой фамилией.


   Старый еврей говорит своей жене: — Сара, знаешь если кто-нибудь из нас умрет, то я, скорее всего, уеду в Израиль…


   В картинной галерее еврей спрашивает генерала (картавя):     — Это кто, Сувогов? Генерал (передразнивая): — Да, это Сувогов, Сувогов… Еврей: — Зачем вы мне подражаете? Вы бы лучше ему подражали.


— Изя, я так благодарен вам за всё, что вы для меня сделали! Я решил преподнести вам подарочки! Вот вам костюм! — Ой, бросьте, мне ничего не нужно! — Вот ещё рубашечка… — Что он делает, что он делает? — И ботиночки… — Он сошёл с ума! Он сошёл с ума! — Ну, вот и всё. — … А галстук?


— Папа, а правда, что Иисус был евреем? — Правда, доченька. Тогда все были евреями – время было такое.


— Фима! Вы слышали новость!? Рабиновича ограбили! Вынесли из квартиры всё! — Так он им всё и отдал!.. — Его раскалённым утюгом пытали!— Шо ви говорите! Так ему ещё и за свет намотало?!


   За мой возраст могу сказать, шо, таки, принца на белом коне уже не жду, но к цокоту копыт ещё прислушиваюсь…


Как только учительница произнесла фразу: — Два пишем, три в уме... - Изя сразу полюбил математику.


— Лазарь Моисеевич, Вы таки слышали, шо Рада приняла решение переименовать Днепропетровск в Днепр. — А то, конечно слышал, думаю, шо жители Запорожья и Херсона сейчас находятся в жутком беспокойстве.


   Диалог в одесской аптеке. — Дайте мне успокоительное и пачку презервативов. — Интерэсно, таки кого это мы собираемся спокойно поиметь?


  В кресло к незнакомым парикмахерам мадам Рабинович всегда садится со словами:— Девчонки! У мене завтра муж из тюрьмы выходит. 8 лет за двойное убийство отсидел. Хочу быть красивой для него… И шо вы себе думаете? Таки еще ни разу нигде плохо не подстригли…


                                назад   часть 3


                             А продолжение следует…